Среда, 23 августа 2017  

Как сохранить староверие в Эстонии?

На фото Александр Айдаров

12 июня сего года магистрант отдела административного управления социального факультета Тартуского Университета Александр Айдаров успешно защитил магистерскую работу. Казалось бы, вполне обычное дело, в университете подобное происходит регулярно, и какова необходимость об этом сообщать? Но неординарность этого, на первый взгляд, малозаметного события и интерес к нему жителей Причудья определяет тема магистерской работы. Объектом своего исследования Александр Айдаров выбрал староверов Эстонии, а тема работы – «Социальный капитал как средство публичной политики для сохранения староверия в Эстонии».

Не так уж много серьезных исследований посвящено староверам Эстонии. На мой взгляд, уникальный исторический опыт русских староверов Эстонии, а это в основном староверы Причудья, до сих пор глубоко не изучен, не оценен по достоинству и не востребован. По мнению оппонентов магистерской работы Александра Айдарова, сложность объекта исследования заключалась в том, что для многих и в Эстонии староверы до сих пор являются загадкой.

В качестве материала для своего исследования Александр Айдаров использовал беседы с жителями Причудья, с руководителями причудских местных самоуправлений, в том числе и с автором настоящей публикации. Мы с Александром договорились о встрече и разговоре о результатах исследования после защиты его магистерской работы.

Вначале необходимо пояснить, что же такое «социальный капитал». Теория социального капитала – достаточно новая концепция для эстонской социологии. Появилась эта теория в 80-е годы прошлого века на Западе и сейчас приобретает популярность в Эстонии. Она расширяет представление о капитале. Традиционно определяются два типа капитала. Первый – финансовый плюс ресурсы, сырье и т.п. Второй тип – человеческий – это наши знания, умения. Но можно говорить и о социальном капитале – ресурсе человеческих отношений. Социальный капитал – это система человеческих отношений, которая зиждется на доверии, взаимовыручке и совместной работе, что позволяет достичь общей цели, такой, к примеру, как сохранение староверия в Эстонии. Социальный капитал формируется как на горизонтальном уровне среди представителей одного социального уровня, так и на вертикальном – между гражданами и представителями различных властных структур центральной или местной власти.

Чем больше человек , группа людей или целая община социально активн ы , тем больше вероятность, при опоре на доверительные отношения и взаимовыручку, приобретения материального, финансового капитала и направления последнего на благо общества, на достижение общих целей. Например, известно, что староверческие моленны воздвигались всем миром, потому что прихожане были объединены верой и через религиозную активность. Это позволяло им общаться не только как прихожанам, но и как представителям разных социальных прослоек.

Социальный капитал религиозной общины, в том числе и старообрядческой, имеет свои особенности. Религиозная община – это не клуб по интересам в мирском понятии этого слова, не спортивный клуб.В религиозной общине людей объединяет духовность, желание спасения человеческих душ. Но чтобы община могла действовать, сохранять внутренние уклад, культуру и традиции, необходимы также гражданская и социальная активность членов общины.

С одной стороны, сохранение культурного наследия староверов в Эстонии лежит прежде всего на плечах самих староверов. Это органический и естественный способ передачи знаний, традиций от одного поколения к другому. В рамках социального капитала можно сказать, что от активности староверов, их деятельности, направленной на сохранение и развитие староверия, зависит сохранение нашего духовного наследия – древлеправославной веры.

Однако каково нынешнее положение староверов, какова их способность самостоятельно сохранить свои корни и культуру для последующих поколений? Для начала необходимо рассмотреть социальное-экономическое пространство, где живет большинство староверов, и пути его улучшения. Невозможно говорить о сохранении староверия, не касаясь экономического аспекта и роли государства.

Согласно статистическим данным, население Причудья уменьшилось с 57000 человек в 1970 году до 38000 человек в 2004 году. На начало 2006 года число выходцев из Причудья, проживающих в других регионах Эстонии, составляет около половины ныне живущих в Причудье.

Причудские местные самоуправления входят в группу самых бедных самоуправлений Эстонии. По данным 2004 года, доход на душу населения в причудских волостях составлял от 1285 крон до 1770 крон. Это значительно меньше среднего дохода группы беднейших волостей Эстонии, составляющего 2650 крон. Города Муствеэ и Калласте находятся также в группе беднейших городов Эстонии. Доход на душу населения составлял в Муствеэ – 2220 крон, в Калласте – 1834 кроны. Это намного меньше среднего дохода на душу населения городов Эстонии, составлявшего 7287 крон.

Говоря о роли государства в поддержке староверов, можно также отметить, что предпринимаются определенные шаги, в том числе и оказание материальной помощи. Но носит это фрагментарный характер в виде разовых проектов, что не позволяет достичь широкомасштабного эффекта. Один из позитивных примеров, так сказать, целостного подхода уже есть – это программа министерства культуры, направленная на сохранение церквей в Эстонии, куда вошли и 11 староверческих моленн.

Имеются также и некоторые примеры сочувствия к староверам. Так, культура острова Кихну внесена в список культур, которые охраняются ЮНЕСКО. Чтобы получить этот статус, Эстония должна была назвать 5 культур, нуждающихся в сохранении. Одной из таких культур было названо староверие. Известно также, что региональный министр Ыунапуу и министр народонаселения Руммо публично выражали свои симпатии и важность поддержки староверов в Эстонии.

Но, к сожалению, все же отсутствует комплексный подход поддержки региона Причудья в целом. Хотя в Эстонии также имеется положительный пример регионального развития – это программа для Сетумаа. На этом опыте вполне могла бы разрабатываться и программа поддержки как Причудья в целом, так и сохранения староверия.

Надо сказать и об общественных и недоходных организациях, которые в той или иной мере занимаются развитием и сохранением староверия. Это, например, Общество культуры староверов, недоходные обществa Pereselts, Prichudie, Piiripeal, Peipsi Koostoo Keskus. Таким образом, у правительства есть возможность обратиться к уже действующим, в первую очередь староверским, организациям за советом.

Опять же нельзя не упомянуть проблемы. Отсутствуют доверие, честная совместная работа и взаимовыручка между местным населением и теми, кто «сохраняет» староверие в рамках недоходного сектора. Порой вызывает недоумение то, что люди и организации, действующие от имени староверов или декларирующие целью своей деятельности помощь Причудью и староверам, скорее удовлетворяют свои собственные интересы и потребности. В результате староверы остаются не у дел. Поэтому эффективность деятельности подобных организаций в решении проблем Причудья и староверов низка и нуждается в укреплении связей с общинами.

Немаловажную роль имеет государственная поддержка представителям староверия и людям, заинтересованным в сохранении староверия, благодаря которым и генерируется социальный капитал. Это может позволить достичь координации в принятии решений, а так же долговременности поддержки и финансирования.

Стоит упомянуть, что те самоуправления, где существует некий политический консенсус и стабильность, сохранение староверия кажется более успешным, чем там, где происходит частая смена власти. Полагаю, примеры этого хорошо известны читателям.

На сегодняшний день доминирует предложение по развитию туризма как способа поднятия находящейся в упадке экономики Причудья. У многих вызывает сомнение в его пригодности и эффективности. Особенно с точки зрения необходимости сохранения сомобытности и уникальности староверия, согласия с его духовными ценностями. Даже говоря о потенциале развития туризма, помимо красивой природы, надо отметить, что староверы не являются ресурсом, с помощью которого следует развивать Причудье. Староверы – это жители Причудья, которые могут и хотят активно развивать свой край, а не быть пассивными наблюдателями происходящего, кем-то «развиваемыми». Развитие туризма неизбежно, но при этом стоит прислушаться и к тем, кого пытаются «спасти» таким образом, дабы не причинить вреда.

Необходимо обратить внимание на положение в самих староверских общинах и на тех людей, которые сегодня хранят и поддерживают традиции древлего православия. Моленна, как социальный институт, – это не только место, куда человек приходит общаться с Богом. Это еще общность единомышленников, поддержка, доверие и совместная активность. Наиболее активные староверы – прежде всего люди пожилые или предпенсионного возраста. В силу своего материального положения они не могут делать существенные пожертвования на поддержку моленн. Но для ремонта храмов, восстановления икон и старых книг нужны деньги. Количество же активных посетителей богослужений невелико. В результате эта поддержка, доверие и совместная работа не способны генерировать социальный капитал, который бы позволил существенно укрепить материальное положение общин.

Конечно, по большим праздникам народу приходит много. Но это лишь несколько раз в году. И зачастую молодое поколение этим ограничивается. А ведь именно молодое поколение обладает тем запасом знаний, умения и, самое важное, отношений, которые нужны для существования в современном обществе. Есть надежда, что они придут к вере и начнут восстанавливать свои корни. Но проблема в том, что пассивно сочувствующее молодое поколение теряет или уже потеряло необходимые знания и умения. Это прежде всего знание старославянского языка, чтение древних книг и унисонное пение. Нынешние дети и внуки мало или ничего не знают о староверии. Безбожие советского периода дает о себе знать. Люди возвращаются в церковь, но этот процесс требует времени.

То, что человек является старовером по рождению, не делает его старовером по убеждению. А ведь именно убежденные в вере своих предков староверы несут на своих плечах тот заряд социальной активности, благодаря которому моленны еще не закрыты для воскресных богослужений.

Сейчас староверы переживают сложный период. С одной стороны, в государстве есть свобода вероисповедания, отсутствует давление со стороны другой религии. С другой стороны, слабое развитие региона и отсутствие четкого плана или программы развития Причудья, что может нанести свой негативный отпечаток на самобытность староверов Причудья.

Исторически староверы стремились к автономности и независимости, дабы избежать излишних социальных отношений, которые могли навредить общине. Сегодня нехватка внутренних ресурсов и прежде всего социального капитала может оказаться препятствием к самосохранению. В этой ситуации возникает некая зависимость от посторонней помощи, которая влечет за собой отношения с другими людьми, общинами и культурами. Будет ли эта помощь полезной для староверов? На сегодня этот вопрос остается открытым.

Леонтий Кромонов,
Калласте-Тарту

От редакции:

Поздравляем Александра Айдарова с окончанием магистратуры и защитой работы по очень интересной и актуальной для Причудья теме. Надеемся, что наш читатель сможет более подробно ознакомиться с этими материалами. Благодарим также и автора данной статьи Леонтия Кромонова, обобщившего творческий труд молодого магистра.

Всех заинтересованных читателей приглашаем к разговору на тему «Как сохранить староверие в Эстонии?».

Раздел: Наша жизнь
Метки:

Добавить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы , чтобы оставлять комментарии.

Иванна. Гадание

Решаю проблемы семьи, брака

привороты, остуда.

Улучшаю рост материального

благосостояния.

Избавляю от алкогольной

зависимости.

Снимаю порчу.

Ставлю защиту.

Тел. 55 95 14 59

 

Объявления

 

 

РЫБАЛКА
НА ЧУДСКОМ
ОЗЕРЕ
(Эстония)

Рыбалка как лучший
вид отдыха для всей семьи,
в любое время года:
лодки, баня, коптильня, гриль,
удобный ночлег.

Заявки принимаем по
электронной почте
peipus@rambler.ru
или по телефону

(+372) 5347 2127