Четверг, 19 октября 2017  

Интервью Юлия Кима газете «Peipsirannik/Чудское побережье»

С 3 по 5 октября в Тарту прошел V Международный фестиваль авторской песни «Музыка листопада». Участников, гостей и зрителей юбилейного фестиваля ожидал прекрасный подарок, организованный автором и руководителем проекта Людмилой Месропян, – встреча с Юлием Кимом, который стоял у истоков бардовского движения в бывшем СССР. Сам по себе этот факт свидетельствует об уровне, на который за очень короткое время вышел Тартуский фестиваль. Он стал международным, популярным и востребованным как зрителем, так и авторами и исполнителями.
Cразу же по завершении фестиваля Юлий Ким дал интервью корреспонденту газеты «Чудское побережье».

- Юлий Черсанович, Вы были на всех трёх фестивальных днях как исполнитель, почетный гость и как слушатель. Ваши впечатления очень интересны и зрителям этого песенного праздника, и тем, кто не смог на нём побывать, но читает нашу газету. Не могли бы Вы сказать несколько слов, как говорится, с пылу, с жару?
- Этот фестиваль выделяется из ряда многих посещенных мною. Недавно был в Малоярославце, где были барды из всей округи, в Нижнем Новгороде и в Америке. Для всех этих фестивалей характерно обилие выступающих, и когда проходит гала-концерт, то он занимает много времени. Появляется усталость, рассеивается порой внимание. Здесь же главное время занимали гости и авторы-исполнители, которых было совсем немного. Выступающих было мало, и поэтому программа оказалась ёмкой, разнообразной и очень экономной. Ни секунды не было скучно. Были люди очень опытные, уже известные и талантливые: Александр Щербина, Григорий Данской, Ксения Полтева, Павел Фахртдинов. Семейный ансамбль Йохансонов из Эстонии совершенно был потрясающий. И взаимопороникновение Льва Кузнецова с виртуозной гитарой то в одно выступление, то в другое – все это было для меня в каком-то смысле неожиданностью. Не было однообразия, не получилось сильного разнобоя в уровне выступающих, потому что этот уровень был стабильно высок. И это было тоже приятно. Хотя, может быть, это помешало каким-то амбициозным начинающим бардам проявиться, проклюнуться, как это всегда бывает на более многочисленных фестивалях. Здесь было все так экономно и густо, что ни секунды нельзя было потерять.
- Можно сказать, что этот фестиваль был больше предназначен для зрителей, чем для участников как конкурентов в борьбе за зрительские симпатии?
- Думаю, что это и была первоочередная задача организаторов, с которой они блестяще справились. Потому что участникам конкурировать между собой не пришлось, они уже давно признаны бардовской публикой. Каждый просто показал свое лицо, свое мастерство и подтвердил это еще раз в глазах и ушах зрителей Тартуского фестиваля.
- Вы в Эстонии не первый раз, не могли бы очертить какими-то штрихами свою «эстонскую» часть биографии?
- Эстонии я благодарен в первую очередь за то, что она для меня была первой в жизни «Западной Европой». Когда я стал «выездным» и поехал в 1988 году в Данию, в капиталистическую, буржуазную по тогдашним советским меркам страну, то сразу понял, что я целиком подготовлен Эстонией к восприятию Дании. Дания, может быть, была тогда покрасивее и поудобнее, но тем не менее это была та Европа, которую я уже видел в Эстонии, начиная с 1974 года. Первая моя поездка была в Локса, потом Пярну, Таллинн. Поэт Давид Самойлов нас пригласил как-то на каникулы в Пярну, где он жил. Его жена помогла снять квартиру, и три летних сезона мы провели там. В этот раз, находясь в Эстонии, на Тартуском фестивале, мы съездили в Пярну, где посетили могилу Давида Самойлова, побродили по знакомым местам.
- Поскольку Вы были у истоков бардовской песни в России, тогда еще — в Советском Союзе, расскажите немного о зарождении бардовского движения?
- Существует неистребимое желание у людей, в русской публике особенно явное, выразить себя через искуство – в первую очередь через поэтическое, а во вторую – через песенное. Это желание выразить себя через песенное творчество возникло в СССР в 50-е годы прошлого века и стало массовым. Вот тогда и появились барды «первого призыва». Причем сначала это была песня в основном походная-туристическая. Безусловно, это было связано с той политической оттепелью, которая началась при Хрущеве, продолжилась при Горбачеве и вовсю расцела уже при Ельцине. Та маленькая щель свободы, которая приоткрылась при Хрущеве, вдруг вызвала взрыв во всех направлениях искусства, разрешенного или полуразрешенного еще тогда, — и в литературе, и в кино, и в других видах искусства. И вот такая стихийная песенная волна возникла в образованной части народа. В 50-х годах студенчество начало заниматься песенной графоманией в самом лучшем смысле этого слова. А уже потом из этой графомании стали проявляться имена настоящих мастеров и даже профессионалов этого дела. Мастера «первого призыва» – Высоцкий, Визбор, Гордницкий, Галич, Окуджава, Новелла Матвеева.
- Вы из того же «первого призыва», что и Галич, Высоцкий, Визбор.
- Однажды кто-то сказал, что «все мы из 56-х!». 1956 год – это год доклада Хрущева о низложении культа личности Сталина. Это событие до сих пор еще до конца не оценено, оно стало переломным моментом жизни России и продолжается по сей день. С того периода началось возвращение России к свободе. Потом появилось слово «шестидесятники», которое объединяет и Галича 1918 года рождения, и Окуджаву 1924, и меня 1936 года, и Высоцкого 1938, и Веронику Долину 1940-какого-то… Очень много «родовых» черт того времени были присущи каждому из нас. Потому что круг мыслей, мировосприятия, уровень качества юмора, уровень чувства и вкуса слова очень был схож и роднил нас.
- Творчество многих бардов уже осталось лишь в записях, а Вы до сих пор «воюете» на сцене?
- Написание песен социальных никогда не было моим главным занятием. Этому посвятил свою музу Галич. Но действительность доставала время от времени, и хотелось поиздеваться или как-то высказаться на эту тему. Песни появлялись разные. Много было написано для кино. Некоторые мои песни уже стали «народными», и об их авторе уже никто не знает.
- Барды «первого призыва», их позиция, их задача и, спустя столько времени, – нынешние авторы. Есть ли какая-то заметная разница между бардами того времени и бардами нового поколения? О чем пели тогда и что поют современные авторы?
- Конечно, они сильно отличаются. В первую очередь, интонации, тематика. У нынешних бардов позиция более индивидуалистическая, более личная, очень много звучит тема одиночества, неудовлетворенности жизнью. Сейчас гораздо больше поэтического эгоцентризма, как правило, печального, и не у всех эта печаль светла, какой она была у Пушкина. Что касается нашего времени, то и у Музы нашего поколения встречались такие же мотивы, но там больше господствовал дух братства, общего мировосприятия, которое сложилось в годы хрущевской оттепели. Это послужило основой для окуджавовского «возьмемся за руки, друзья», ставшего лейтмотивом для нашего поколения.
- Бардовская песня. Чего в ней должно быть больше – гитары или смысла? Есть мнение, что сейчас много музыки, звуков и мало глубокого стиха. И если раньше больше значения придавалось стиху, то сейчас порой кажется, что гитарная игра подавляет смысловую часть песни.
- Думаю, что это только частное мнение. Я приветстствую то, что музыкальная культура нынешних бардов во много раз превосходит и показывает мощнейшие резервы по сравнению с тем, чем «орудовали» барды первого призыва. Я уже не раз веселился на тему, что Галич знал только пять аккордов, а Окуджава восемь. Это недалеко от истины, но это же не мешало им сочинять очень хорошие произведения. Общей мерки какой-то нет. Но, безусловно, точно, что нынешняя культура музыкального сопровождения значительно превосходит тогдашнюю. И самое ценное то, что традиция, которая возникла тогда, – необходимость грамотного поэтического слова – осталась и поныне, и современные барды, по мере сил, это понимают.
- Юлий Черсанович, позвольте от лица всех участников и зрителй фестиваля поблагодарить Вас за интересную творческую встречу в Библиотеке Тартуского университета, за Ваши песни. Что бы Вы пожелали фестивалю «Музыка листопада», его организаторам и зрителям на будущее?
- Мне бы очень хотелось, чтобы эта особенность, этот формат хорошего отбора исполнителей и авторов, который был продемонстрирован на вашем пятом фестивале, сохранились и дальше. Это особенно дорого будет зрителю и очень поучительно для всех менее известных авторов, которые придут послушать, посмотреть, а там, глядишь, и себя показать.

Беседу вёл Фёдор Маспанов,
обладатель Приза зрительских симпатий
фестиваля «Музыка листопада» 2010 года,
участник фестиваля 2012 года.

На снимках: Юлий Ким на творческой встрече в Библиотеке Тартуского университета.
Фото автора
См. также фоторепортажи:

Встреча с Ю.Кимом

2-й день фестиваля

1-й день фестиваля

 


Добавить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы , чтобы оставлять комментарии.

Иванна. Гадание

Решаю проблемы семьи, брака

привороты, остуда.

Улучшаю рост материального

благосостояния.

Избавляю от алкогольной

зависимости.

Снимаю порчу.

Ставлю защиту.

Тел. 55 95 14 59

 

Объявления

 

 

РЫБАЛКА
НА ЧУДСКОМ
ОЗЕРЕ
(Эстония)

Рыбалка как лучший
вид отдыха для всей семьи,
в любое время года:
лодки, баня, коптильня, гриль,
удобный ночлег.

Заявки принимаем по
электронной почте
peipus@rambler.ru
или по телефону

(+372) 5347 2127